RSS
 

Процессуальные технологии незаконных уголовных преследований предпринимателей

08 дек
Comments off

Posted by Anatoly51 at 01:28

Принимаемые государством меры по снижению уровня незаконных уголовных преследований предпринимателей, сведённые только к либерализации уголовного закона, выразившееся в неудавшемся установлении уголовной ответственности по ст. 159.4 УК РФ и в ужесточении наказания за незаконное возбуждение уголовного дела, совершённое в целях воспрепятствования предпринимательской деятельности по неприменяемой ч. 3 ст. 299 УК РФ, кардинально ситуацию не изменили, и не могли изменить потому, что они не были направлены на противодействие и пресечение тех глубинных, негативных процессов, которые реально имеют место в нашем уголовном судопроизводстве.

На сайте ФПА РФ содержится информация «В защиту прав предпринимателей», согласно которой, Министерство юстиции РФ обратилось с просьбой о направлении информацию о практике применения ст. ст. 159-159.6 УК РФ, согласно которой адвокатам предлагается дать предложения по совершенствованию законодательства РФ в целях исключения «необоснованных» преследований хозяйствующих субъектов при осуществлении предпринимательской деятельности,в связи с чем, полагаю возможным высказать свои некоторые суждения и сделать конкретные предложения по существу вышеуказанного обращения.

За их основу, считаю целесообразным взять ту часть ежегодного Послания Президента РФ к Федеральному Собранию РФ от 03.12.2015г., в которой указано о том, что в 2014г. следователи возбудили почти 200 000 уголовных дел по преступлениям экономической направленности, из которых 46 000 дел дошли до суда, из них 15 000 «развалилось в суде», а 83 % предпринимателей, на которых они были возбуждены, полностью или частично потеряли бизнес, «то есть, их попрессовали, обобрали и отпустили».

Из неё следует, что все субъекты российского уголовного судопроизводства, осуществляющие: внутриведомственный процессуальный контроль; прокурорский надзор; судебную защиту; национальные механизмы по защите прав человека; самозащиту; общественную и профессиональную охрану и защиту прав, свобод и законных интересов участников уголовного процесса по этим делам, не выполнили свои процессуальные обязанности, установленные УПК РФ, а это означает, что по данным уголовным делам, государство:

  • не решило задачи по охране прав и свобод граждан и их собственности от преступных посягательств, установленные ч.1 ст. 2 УК РФ;
  • не обеспечило одно из предназначений уголовного судопроизводства, а именно - защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения и ограничения её прав и свобод, закреплённое п. 2 ч. 1 ст. 6 УПК РФ;
  • не исполнило свою обязанность по «защите прав и свобод человека и гражданина», закреплённую ст. 2 Конституции РФ.

Поскольку, с тех пор, почти ничего не изменилось, необходимо разобраться с тем, почему это стало возможным, и только честный и полный ответ на этот вопрос – будет правильно выбранным направлением планируемых реформ.

Под процессуальными технологиями в статье понимается совокупность инструментов и методов, неоднократное использование которых привело к постепенному формированию конкретных правоприменительных практик незаконных уголовных преследований разных субъектов предпринимательской деятельности.

В широком смысле, правоприменительная практика – вид юридической деятельности, основанный на определённом толковании нормативных правовых актов, необходимых для разрешения проблем, связанных с наличием в них пробелов, противоречий и иных несовершенств, а в узком смысле – это ставшее общепринятым юридически значимое поведение судей и других правоприменителей, основанное на сложившемся истолковании правовых норм, восполнении их пробелов и неясностей.

Если государство действительно намерено покончить с незаконными уголовными преследованиями субъектов экономической деятельности, то необходимо реформировать не статьи УК РФ, а нормы УПК РФ, которые и определяет порядок осуществления уголовного судопроизводства, начиная прямо со ст. 1 УПК РФ.

При осуществлении уголовных преследований предпринимателей в досудебных производствах по делам о преступлениях против собственности и в сфере экономической деятельности, широко используются следующие незаконные правоприменительные практики:

I. Безучётное изъятие бухгалтерских и иных документов у предпринимателей

Согласно Национального стандарта РФ ГОСТ Р 7.0.8-2013 «Делопроизводство и архивное дело. Термины и определения», документ - это зафиксированная на носителе информация, позволяющая её идентифицировать, электронный документ - это документ, информация которого представлена в электронной форме, а документальный фонд - это совокупность документов, образующихся в организации.

Согласно ст. 6 и 9 Федерального закона «О бухгалтерском учёте», все работающие в РФ экономические субъекты обязаны: непрерывно вести бухгалтерский учёт с момента их государственной регистрации до прекращения деятельности; каждый факт хозяйственной жизни оформлять первичными учётными документами; при их изъятии в установленном законном порядке, изготовленные копии этих документов, своевременно включать в бухгалтерский учёт. Порядок изъятия документов у физических и юридических лиц урегулирован:

- разделом IV «Инструкции о порядке проведения сотрудниками органов внутренних дел РФ гласного ОРМ обследование помещений, зданий, сооружений, участков местности и транспортных средств», утверждённой приказом МВД РФ от 01.04.2014г. № 199, которой, закреплена обязанность должностного лица, изъявшего документы, записать в протоколе перечень изъятых предметов и документов с указанием их количества и индивидуальных признаков;

- ст.15 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности (далее - ОРД), обязывающей должностное лицо, осуществившее изъятие документов при проведении гласных оперативно-розыскных мероприятиях (далее - ОРМ): изготовить их копии, заверить и передать их лицу, у которого они были изъяты, о чём сделать запись в составленном протоколе; при изъятии электронных носителей информации, по ходатайству законных их владельцев или обладателей информации, содержащейся на них, скопировать информацию на другие электронные носители, представленные последними, о чём сделать запись в протоколе; при отсутствии возможности изготовления копий документов или их копирования с электронных носителей непосредственно на месте их изъятия, сделать это в течение 5 дней после изъятия, о чём также сделать запись в протоколе. Если по истечении 5 дней после изъятия документов, их заверенные копии, им не были переданы лицу, у которого они были изъяты, эти копии он в течение 3 дней должен ему направить по почте заказным почтовым отправлением, о чём должен сделать запись в протоколе, с указанием номера почтового отправления;

- ст. 182 и 183 УПК РФ, регламентирующими производства обыска и выемки и особенноч. 13 ст. 182 УПК РФ, обязывающей перечислять в протоколах этих следственных действий все, изымаемые документы с точным указанием их количества и индивидуальных признаков.

Таким образом, если во время изъятия документов их не удалось скопировать и передать их копии тем, у кого они были изъяты, после их изъятия, в максимально установленный законом, восьмидневный срок, они должны быть переданы последним. Такой срок для субъектов хозяйственной деятельности приемлем и позволяет им непрерывно исполнять требования федерального законодательства в сфере бухгалтерского учёта и другие.

Обязанность правоохранителей, по возможности, фиксировать в протокол осмотра места происшествия индивидуальные признаки и особенности изымаемых предметов закреплена и ст. 177 УПК РФ.

Несмотря на такую неполную и несовершенную регламентацию порядка изъятия документов у физических и юридических лиц, она нарушается правоохранителями. Самое негативное воздействие на осуществление предпринимательской деятельности оказывают следующие нарушения, допускаемые правоохранителями при изъятии у них бухгалтерских и иных документов:

когда в протоколах не указывается их количество и наименования, что не позволяет их потом как-то идентифицировать;
при изъятии документов, не осуществляется своевременное изготовление их копий.
Примеры из практики:

09.02.2014г. сотрудники УЭБ и ПК УМВД РФ по Оренбургской области, по возбужденного по ч. 4 ст. 159 УК РФ уголовному делу, по поручению следователя, провели обыск в ГПК «Оренбуржье» и в нарушении ч. 13 ст. 182 УПК РФ, указали в протоколе об изъятии 2 картонных коробок с учредительными, платёжными, кассовыми и иными документами организации. Какие конкретно были изъяты документы, в протоколе не указано.

11.04.2015г. сотрудники УЭБ и ПК ГУ МВД РФ по Самарской области, по поручению следователя СУ СК РФ по Самарской области, в нарушении ч. 13 ст. 182 УПК РФ, по уголовному делу, возбужденному по ч. 3 ст. 204 УК РФ, произвели обыск в офисе ООО «Аврора» г. Самары ив нарушении ч. 13 ст. 182 УПК РФ, в протоколе указали об изъятии 8 папок-скоросшивателей с учредительными и бухгалтерскими документами различных организаций.Какие именно были изъяты документы, в протоколе не указано.

27.01.2016г. сотрудники полиции УМВД РФ по Оренбургской области при проведении доследственной проверки провели осмотр места происшествия и в нарушении ч. 3 ст. 177 УПК РФ, указали в протоколе об изъятии из бухгалтерии ООО «Металлург» 8 сшивок платёжно-кассовых документов за 2014-2015 годы. Какие именно были изъяты документы, в протоколе не указано.

Во всех указанных случаях, изымались не документы, а массив «приглянувшейся» правоохранителям документации, их совокупность, документальный фонд юридических лиц. В протоколах этих следственных действиях указано об изъятии предметов хранения документов - папок, скоросшивателей, коробок, подшивок, сшивок и др., а не о конкретных, перечисленных и поименованных документов, как это положено по закону. Такие случаи не единичны, их количество может исчисляться десятками или сотнями тысяч.

Суть этой незаконной правоприменительной практики состоит в том, что правоохранители при изъятии документов, не указывают в протоколах какие именно документы и в каком количестве были ими изъяты при выполнении оперативных, проверочных и следственных действий. Кроме того, при выполнении этих действий, они не изготавливают с изымаемых документов копии и не позволяют это сделать их законным владельцам.

В результате чего, в материалах ОРД, доследственных проверок и уголовных делах, отсутствуют объективные документальные подтверждения реального изъятия того или иного конкретного документа. При такой фиксации в протоколах лишь факта изъятия какой-то совокупности документов, лицо, производившие такое изъятие и те, у кого эта совокупность была изъята, не могут документально и достоверно подтвердить или опровергнуть факт изъятия или не изъятия конкретного документа. Такая незаконная практика, для всех субъектов хозяйственной деятельности, влечёт следующие негативные последствия:

1) реально мешает своевременно выполнять их обязанности, предусмотренные налоговым, бухгалтерским и иным законодательством;

2) создаёт обоснованные опасения в том, что безучётно изъятые у них документы, в дальнейшем, не будут незаконно использованы против них путём их хищения, подделки, замены, сокрытия, утраты или уничтожения;

3) при привлечении таких субъектов к уголовной ответственности, она лишает их всякой возможности своевременно защищаться от предъявленных обвинений этими документами;

4) она создаёт благоприятные условия для осуществления правоохранителям незаконных уголовных преследований предпринимателей на дальнейших стадиях уголовного процесса.

Вместо своевременного пресечения этойнезаконной практики,был продолжен процесс законодательного «приспособления» норм УПК РФ под узковедомственные интересы правоохранителей. Так, 23.11.2012г. федеральным законом № 207-ФЗ в ст. 82 УПК РФ введена часть 2.1, которая закрепила невозможность копирования документов с изъятых в процессе производства неотложных следственных действий электронных носителей, отложила эту обязанность правоохранителей на поздний, неопределённый срок, перенесла процесс копирования документов с места их фактического изъятия в места расположения следственных органов и судов и т. д.

03.07.2016г. федеральный закон № 323-ФЗ, ввёл в УПК РФ статью 81.1. «Порядок признания предметов и документов вещественными доказательствами по уголовным делам о преступлениях в сфере экономики», часть 3 которая предусмотрела для законных владельцев документов, которые были изъяты в досудебном производстве, возможность за свой счёт снять копии с изъятых документов в порядке, установленном Правительством РФ.

Это означает что, если правоохранители изъяли у предпринимателя, принадлежащие ему документы с грубейшими нарушениями порядка, установленного Инструкцией, утверждённой приказом МВД РФот 01.04.2014г. № 199, ст. ст. 9 и 15 Федеральных законов «О бухгалтерском учёте» и «Об ОРД», ст. 177, 182, 183 УПК РФ, т. е. незаконно, то он, когда-то потом, за свои собственные средства сможет изготовить копии этих документов.

22.04.2017г. постановлением Правительства РФ № 482 утверждено «Положение о порядке снятия копий с документов, изъятых в ходе досудебного производства по уголовным делам о преступлениях в сфере экономики», в котором, возможность лиц, у которых ранее незаконно были изъяты оригиналы документов, превратилось в их право снятия копий с этих документов (п. 3). Чтобы получить копии своих, ранее незаконно изъятых документов, их законный владелец должен заявить письменное ходатайство на имя дознавателя, следователя, в производстве которых находится уголовное дело, то есть тем, кто непосредственно осуществлял незаконное изъятие оригиналов документов или поручал это сделать другим сотрудникам.

К ходатайству должна быть приложена копию документа, подтверждающая, что лицо, обратившееся с ходатайством, является законным владельцем документов. Оно не подлежит удовлетворению если: заявившее ходатайство лицо, не является законным владельцем документов;имеются сведения о наличии спора между лицом, заявившим ходатайство и иными лицами о принадлежности этих документов;имеются основания полагать, что документы, о копировании которых подано ходатайство, содержат ложные сведения или могут быть использованы в незаконной деятельности;если документы переданы для производства документальных проверок, ревизий, судебных экспертиз, исследования документов и осуществление копирования существенно затруднит производство указанных действий.

Таким образом, нормы, регламентирующие порядок изъятия документ в уголовном судопроизводстве, содержащиеся в ч. 3 ст. 81.1, ч. 2.1. ст. 82 УПК РФ и постановление Правительства РФ от 22.04.2017г. № 482, полностью противоречат ранее установленным нормам, предусмотренным ст. 177, 182, 183 УПК РФ, ч.1 ст. 15 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности», ч. 3 ст. 6, ч. ч. 1 и 8 ст. 9 Федерального закона «О бухгалтерском учёте» и требованиям Инструкции, утверждённой приказом МВД РФ от 01.04.2014г. № 199.

В целях устранения имеющихся пробелов и противоречий в действующей регламентации порядка изъятия предметов и документов, предлагаю следующее:

1. Исключить из УПК РФ как дискриминационную статью 81.1;

2. Исключить из статьи 82 УПК РФ часть 2.1, как не относящуюся к регулированию порядка хранения вещественных доказательств;

3. Отменить противоречащее УПК РФпостановление Правительства РФ от 22.04.2017г. № 482;

4. Дополнить ст. 5 УПК РФ нормой следующего содержания: «документ - зафиксированная на носителе информация, позволяющая её идентифицировать»;

5. Дополнить ст. 5 УПК РФ нормой следующего содержания: «электронный документ - документ, информация которого представлена в электронной форме»;

6. Дополнить УПК РФ статьёй 84.1. «Единый порядок изъятия предметов и документов», следующего содержания:

1. В случае необходимости изъятия предметов и документов при осуществлении оперативно-розыскной деятельности, рассмотрении сообщения о преступлении, производстве дознания и предварительного следствия, должностным лицом, осуществившим их изъятие, в соответствии с требованиями статьи 166 настоящего Кодекса составляется протокол, в котором, в обязательном порядке, перечисляются все изъятые предметы и документы, с указанием их количества и индивидуальных признаков.

2. При изъятии документов, хранящихся на бумажных носителях, с них изготавливаются копии, которые заверяются лицом, их изъявшим и передаются лицу, у которого они были изъяты, после чего, оно должно подтвердить этом факт своей подписью в протоколе.

3. При изъятии электронных носителей информации, на которых хранятся электронные документы, то они копируются на иные электронные носители информации, которые должны быть представлены законным владельцем изъятых электронных носителей информации или обладателем содержащихся на них электронных документах. Копии электронных документов, размещённых на других электронных носителях информации, передаются лицу, у которого они были изъяты или законному владельцу изъятых электронных носителей информации либо обладателю содержащихся на них электронных документов, после чего, одно из этих лиц должно подтвердить этом факт своей подписью в протоколе.

4. Если на месте изъятии документов невозможно изготовить их бумажные копии или скопировать электронные документы с изъятых электронных носителей информации на другие, должностное лицо, изъявшее документы, в течение пяти календарных дней, передает заверенные им копии бумажных документов или копии электронных документов, содержащиеся на других электронных носителях информации одному из лиц, указанных в части третьей настоящей статьи, после чего оно обязано подтвердить этом факт своей подписью в протоколе. При копировании документов, должны обеспечиваться условия, исключающие возможность их утраты или изменения.

5. В случае, если по истечении пяти календарных дней после изъятия документов, их заверенные бумажные копии не были переданы лицу, у которого изъяты, они вместе с их описью, в течение трех календарных дней должны быть направлены по почте заказным почтовым отправлением, о чем делается запись в протоколе с указанием номера почтового отправления. Копии документов направляются по адресу места нахождения юридического лица или адресу места жительства физического лица, указанному в протоколе.

6. Протоколы следственных действий, предусмотренных статьями 176 - 177, 180, 182, 183 и 184 настоящего Кодекса, составленные с нарушением указанного порядка, должны признаваться недопустимыми доказательствами.

7. Дополнить ч. 2 ст. 75 УПК РФ пунктом 2.2. следующего содержания: «протоколы следственных действий, указанные в части 6 статьи 84.1. настоящего Кодекса»;

8. Дополнить ст. 166 УПК РФ частью 11 следующего содержания: «В протоколе должно быть указано, в каком месте и при каких обстоятельствах были обнаружены предметы, документы и ценности, выданы они добровольно или изъяты принудительно. Все изымаемые предметы, документы и ценности, должны быть перечислены с точным указанием их количества, меры, веса, индивидуальных признаков и по возможности стоимости»;

9. Изменить ч.3 ст. 177 УПК РФ нормой следующего содержания:«В протоколе должно быть указано, в каком месте и при каких обстоятельствах были обнаружены предметы, документы и ценности, выданы они добровольно или изъяты принудительно. Все изымаемые предметы, документы и ценности, должны быть перечислены с точным указанием их количества, меры, веса, индивидуальных признаков и по возможности стоимости».

Такое установление единого порядка изъятия предметов и документов, усиленное наступлением негативных процессуальных последствий за его нарушение в виде признания указанных протоколов следственных действий недопустимыми доказательствами, будут способствовать реальной ликвидации противоправной практики безучётного изъятия документов у юридических и физических лиц. Предлагаю установить такой же порядок изъятия документов, по которому уже давно и законно работают наши налоговые органы.

Тинькофф Банк